Лизинг в России: есть ли потенциал в отрасли?

1 994
24 октября 2019
Лизинг в России: есть ли потенциал в отрасли?

Одним из ключевых докладов на прошедшей конференции «Российский лизинг 2019» стало выступление генерального директора ВТБ Лизинг Дмитрия Ивантера. Предлагаем читателю ознакомиться с его основными положениями.

Последние прогнозы экспертов сводятся к тому, что рост рынка лизинга замедляется. Значит ли это, что потенциал отрасли исчерпан?

Для ответа на этот вопрос обратимся к макроэкономическим показателям. Относительно недавно рейтинговое агентство Fitch Ratings приняло решение о повышении суверенного рейтинга России.

Как отмечают аналитики, к позитивным факторам следует отнести, профицитность государственного бюджета и увеличение средств суверенного фонда. Fitch Ratings фиксирует улучшение макроэкономических показателей российской экономики. Валютные резервы государства дают ему возможность наращивать инвестиционную активность. Кроме того, снижается влияние на экономику волатильности в ценах на нефть. В целом прогноз можно назвать осторожно оптимистичным.

Лизинг по своей сути непосредственно связан с экономическим развитием и обновлением основных фондов, поэтому крайне чувствителен к макроэкономическим факторам. При этом по сравнению с Европой уровень проникновения лизинга в России чрезвычайно низкий. Если взять для сравнения экономики, сопоставимые по размеру с российской, — например, экономики Италии или Южной Кореи — то мы пока отстаем очень существенно. Или другой пример: российская экономика в три раза больше польской, но, если сравнивать наши страны в области лизинга, то объемы нового бизнеса у нас сопоставимы. Это говорит об огромном потенциале российского лизинга, который еще только предстоит реализовать.

Отрасль показывала последние годы активный рост, но двузначные цифры темпов развития не должны нас обольщать — это эффект низкой базы. Нельзя не видеть успехов, но путь, который предстоит пройти, гораздо дольше и сложнее.

Действительно, по сравнению с западными странами лизинговые инструменты в России еще не настолько развиты — по большому счету мало кто знает, как работает лизинг, не отрегулированы услуги для физических лиц, отрасль отстает от остальных сегментов финансового сектора в плане цифровизации. Но одновременно это и наши точки роста.

На западе большим спросом пользуется лизинг для физических лиц, а у нас он совсем не развит.

Работая с физическими лицами, компании имеют дело с совершенно иной правовой базой, и как будет складываться юридическая практика при наращивании объемов в этом сегменте, как будут защищены права потребителя услуг и права лизингодателя — большой вопрос. Пока мы видим, что попытки компаний начать масштабную работу с физическими лицами, как правило, в итоге приводят к точечному использованию этого механизма.

Кроме того, рынок сталкивается с недостаточной информированностью потенциальных клиентов о лизинге и его преимуществах. Особенно это касается субъектов малого и среднего бизнеса, которые иногда даже не задумываются о том, что лизинг является удобной альтернативной формой инвестирования.

Каковы же перспективы роста отрасли?

Я склонен считать, что отрасль будет развиваться в общемировом тренде, проникновение лизинга в различные сегменты экономики спустя некоторое время сравняется с развитыми странами. При реализации такого сценария ежегодный прирост будет выражаться двузначными цифрами. Правда, тут следует иметь в виду, что при относительно невысокой базе даже одна крупная сделка может существенно отразиться на отраслевой статистике. Так, например, поставка в операционный лизинг 100 самолетов Sukhoi Superjet «Аэрофлоту» — а это 3,5 млрд долларов — даст существенный скачок в показателях.

Где находятся точки роста?

По объему финансирования в российском лизинге традиционно большую долю рынка составляет авиализинг. Например, у нашей компании сделки по лизингу самолетов составляют более 40 процентов портфеля. Основным клиентом при этом является «Аэрофлот», поскольку S7 Airline работает исключительно с зарубежными лизингодателями. Конкуренция на этом рынке жесткая. Когда объявляется тендер на поставку, для участия в нем приходят все крупнейшие мировые лизингодатели, все заинтересованы в долгосрочной работе с крупнейшим российским перевозчиком. Шансов у российских компаний победить в этом конкурсе при нашей стоимости валютного фондирования практически нет. Поэтому прогноз по рынку авиализинга умеренно оптимистичный. Большие надежды лизингодатели возлагают на государственную программу развития авиастроения, поскольку государство видит перспективы в поставке отечественных воздушных судов с использованием механизма лизинга.

Железнодорожная техника несколько лет была драйвером роста рынка. Потенциал умеренного роста сохраняется.

Морские и речные суда. Существует большое количество госпрограмм в поддержку этой отрасли, но они направлены в большей части на строительство новых судов, и в этом случае уместнее использовать банковское финансирование.

Темная лошадка — это рынок недвижимости. Во всем мире этот сегмент является дайвером роста, чего не скажешь о России. Пока клиенты при покупке коммерческий недвижимости выбирают, судя по статистике, банковское финансирование.

Наиболее перспективный сегмент всей отрасли — автолизинг. Эксперты рынка прогнозируют его среднегодовые темпы роста не менее 15 процентов в ближайшие годы. Далеко не последнюю роль здесь играют механизмы государственной поддержки. Анализ обращений наших клиентов показывает, что малый и микробизнес без субсидирования не всегда может оплатить аванс за приобретаемую в лизинг технику. Программы, реализуемые Минпромторгом, это не поддержка лизинговых компаний, это реальная прямая помощь малому и среднему бизнесу. Мы ратуем за то, чтобы государственная поддержка этого направления продолжалась. Объемы, которые востребованы рынком в настоящий момент, существенно выше выделяемых бюджетных средств.

Очень важный драйвер автолизинга — каршеринг. В августе Россия, обогнав Японию, стала мировым лидером по количеству парка автомобилей каршеринга. Сегодня он приближается к 35 тысячам машин, мы прогнозируем рост еще на 80 тысяч единиц к 2023 году. В Москве, по данным столичного правительства, одним каршеринговым автомобилем в день пользуются 7 человек, что делает город абсолютным лидером в этом направлении. Отчасти каршеринг уже сегодня влияет на обстановку на дорогах: представьте, вместо 7 автомобилей потребности людей в передвижении удовлетворила одна машина. Но такой бурный рост и интерес к новой услуге несет в себе и определённые риски: в попытке занять большую долю рынка каршеринговые компании демпингуют, что приводит к отрицательным финансовым результатам. Для лизинговых компаний, которые поставляют машины операторам, это является определенной угрозой. Особенно это касается небольших клиентов, за которыми не стоит серьезный акционер, готовый покрыть убытки начального периода.

Как изменится рынок автолизинга?

Прежде всего, мы считаем, что будет увеличиваться доля оперативного лизинга. В настоящее время наиболее активными игроками на этом рынке являются представительства западных компаний. Мы намерены нарастить свое присутствие в этом сегменте. Считаем, что оперлизинг в ближайшее время трансформируется в полноценную услугу аутсорсинга, для чего нашей отрасли придется углубить свои компетенции и экспертизу в работе с автомобильными парком, плотнее работать с производителями, специализироваться в узких нишах.

Для развития оперлизинга нам необходимо устойчивое партнерство не только с производителями предмета лизинга, но и с сервисными организациями, причем оно должно быть масштабным. К примеру, чтобы клиент мог оперировать таким показателем, как готовность к выходу на линию, мы должны иметь возможность делать качественный ремонт.

Еще одно перспективное направление деятельности лизинговых компаний — сотрудничество с автопроизводителями. Интерес автопроизводителей к финансовой аренде позволяет лизинговым компаниям приобретать автотранспорт с существенными скидками, которые в итоге получает конечный потребитель. Мы находимся в постоянном диалоге с производителем и в своем лизинговом продукте можем подстраивать его под требования потребителя, тем самым стимулируя спрос. Таким образом, не только производящая отрасль влияет на нас, но и мы оказываем влияние на производителя, транслируя ему запросы конечных потребителей.

Один из примеров такого взаимовлияния — работа с таксопарками. Мы разработали для такси специальный продукт и видим, что дилеры готовы к поставкам в соответствии с требованиями по цене и техническим характеристикам.

При этом, если мы хотим успешно конкурировать с мировыми лидерами, то производители не должны ограничиваться самим фактом продажи. Наши потребители говорят о контракте жизненного цикла для предмета лизинга, и это формирует, по сути, новую услугу. Например, при закупке вагонов для столичного метрополитена — а метрополитен один из крупнейших клиентов ВТБ — был одновременно заключен контракт на сервисное обслуживание в течение тридцати лет.

Одним из драйверов развития лизинга и экономики в целом являются государственные инвестиции, которые реализуются в виде национальных проектов. В настоящее время запущены масштабные нацпроекты, которые, безусловно, потребуют значительно роста парка спецтехники. «Модернизация и расширение магистральной инфраструктуры», «Безопасные и качественные автомобильные дороги», «Жилье и городская среда», «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». Общий объем финансирования этих проектов — более 25 трлн рублей.

Все эти факторы дают возможности для развития лизинга в стране, но при этом требуют от отрасли повышения конкурентоспособности по сравнению с банковским финансированием, формирования новых, востребованных потребителем продуктов, качественного управления бизнес-процессами.

В завершении вернусь к одному из первых тезисов. Для того чтобы сравняться по уровню проникновения лизинга с сопоставимыми экономиками других стран, мы должны нарастить объем отраслевого портфеля в три раза. Эта амбициозная задача, но, как показывает мировой опыт, выполнимая.

Комментарии
Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь