Анна Голикова: Доступ к лизинговым услугам для малого и среднего бизнеса не ограничен


723
28 мая 2020

Анна Голикова

Анна Голикова, руководитель филиальной сети компании «Интерлизинг», ответила на вопросы портала All leasing

— Давайте посмотрим на «Интерлизинг» глазами клиента. Это ведь одна из старейших универсальных компаний, на рынке свыше двадцати лет. Судя по филиальной сети, вы активно работаете в регионах?

— «Интерлизинг» с самого начала строилась как федеральная компания, что подразумевало развитие филиальной сети. Поэтому региональные предприниматели могут обратиться с любыми заявками в ближайший офис. Если запрос предпринимателя подпадает под «коробочный продукт», то есть сделку с определенными параметрами, то решение о заключении договора принимается более оперативно, на месте. Если условия сделки нестандартные, то решение принимается в головном офисе на кредитном комитете.

— А на какие предметы лизинга распространяется «коробочный продукт»?

— Это розничные продажи и, как правило, они распространяются на высоколиквидное имущество — автотранспорт, спецтехнику. Впрочем, особенностью нашей компании является то, что в «коробочные» решения подпадают и сделки с оборудованием. Мы сформировали перечень оборудования, ликвидность которого невысока, но не критична — по такому типу имущества сформированы лизинговые продукты с оперативным рассмотрением на региональному уровне. Из оборудования в «коробочные» продукты входит металлообрабатывающее, медицинское, энергетическое и сельскохозяйственное — не тракторы и комбайны, а навесное оборудование.

— Что же тогда рассматривается коллегиально на кредитном комитете?

— Те случаи, когда сделка не вписывается по параметрам — например, авансу, сроку договора — в стандартные условия, но при этом мы видим, что у клиента есть потенциал. И вторая причина рассматривать сделки в головном офисе — это объем финансирования. Лимит, в рамках которого работают региональные представительства — 35 миллионов на совокупность сделок, все, что выше мы рассматриваем на кредитном комитете.

— Анализ показывает, что велика потребность в лизинге оборудования, стоимость которого не превышает одного миллиона рублей. Но это невыгодно лизинговым компаниям.

— С оборудованием мы работаем с суммы в три миллиона. Но, есть исключения. Например, для клиентов нашего стратегического партнера банка Уралсиб. Мы получаем запросы клиентов банка из числа малого предпринимательства и готовы рассмотреть заявку, где общая стоимость нескольких предметов лизинга по совокупности будет равна 3 миллионам. При таких условиях предприятие может рассчитывать и на сделки, при которых стоимость имущества составляет менее миллиона.

— Отмечаете ли вы региональную специфику в портфелях дивизинов?

— Конечно. На Юге и в Поволжье — это сельхозпроизводители, на Урале — обрабатывающий сектор, в Сибири — уголь и лес. Северо-Западный и Центральный дивизионы имеют существенный портфель автолизинга. Последнее связано не с особенностями этих городов, а с тем, что автонаправление наша компания начала развивать сначала в Санкт-Петербурге, а потом в Москве. Сегодня партнерские цепочки выстроены по всей России и в каждом филиале есть сотрудник, специализирующийся исключительно на автолизинге.

— Насколько драматичными оказались результаты вынужденного простоя экономики? Что показали данные по апрелю и маю?

— Результат апреля существенно превысил пессимистичный прогноз, мы выполнили план месяца, который формировался в комфортных условиях, без учета проблем, которые вызвала эпидемиологическая обстановка. Но не все отрасли прекратили работу. Например, в апреле мы заключили достаточно большое количество сделок с нефтесервисными компаниями, продолжились сделки с сельхозтехникой.

Кроме того, режим самоизоляции показал, что наша компания успешно перешла на формат онлайн работы, практически мы смогли реализовать все этапы сделки от получения заявки до выдачи предмета лизинга. Помогло и то, что мы научились оценивать бизнес клиента, минимизировав выезд на производство: анализируем потенциального получателя по открытым источникам. .

Сложнее с автолизингом. На ситуацию повлияло закрытие автосалонов. И если в апреле были поставлены ранее забронированные автотранспортные средства, то в мае мы ждем сокращения сделок, поскольку нет новых поставок от производителей.

Негативные последствия карантина мы ожидаем позже, с накопительным итогом от снижения деловой активности.

— Традиционно, самый большой удар приняли на себя малые предприятия, которые не имеют финансовой «подушки» и не получают эффективной помощи государства. Как вы оцениваете последствия кризиса для этого сегмента лизингополучателей?

— Думаю, мы увидим изменение форматов экономической жизни. Даже в карантинных условиях предприниматели перестраивались, очень оперативно сформировав новые формы торговли. А это повлечет за собой развитие логистических услуг, переформатирование складов, потребности в складском оборудовании. Разумеется, часть отраслей серьезно пострадала, и не все оправятся от кризиса, но, уверена, они заместятся другими малыми предприятиями.

— Вернемся к региональным особенностям. Сегодня есть края и области, где не осталось местных лизинговых компаний и отрасль представлена филиалами федеральных. У вас, насколько известно, есть региональные дивизионы и представительства в 18 городах.

— И мы продолжаем открытие новых точек. До конца года филиальная сеть будет насчитывать 25 городов присутствия. Да, если в каком-то субъекте Федерации у нас нет офиса продаж, то предпринимателю следует обратиться в соответствующий дивизион. Кроме того, покрытие Банка «Уралсиб» значительно шире, чем наше, и потенциальные клиенты могут получить предложение по лизинговому продукту от сотрудников банка, который представлен во всех регионах страны.

— Сохранилась ли в регионах такая мера поддержки малого бизнеса, как субсидии по договорам лизинга и насколько она эффективна?

— Есть два типа региональных субсидий. В первом случае средства из регионального бюджета наши клиенты получают напрямую, от нас требуется только предоставление определенного пакета документов, что мы охотно делаем. Второй вариант предусматривает, что субсидию получает лизингодатель. Но участие в такого рода программах требует серьезной операционной поддержки со стороны лизинговой компании: надо ежемесячно предоставлять информацию о начисленных платежах, процентных ставках и так далее. С учетом того, что объем субсидий при этом невелик, нашей компании такого рода формы поддержки малоинтересны. Но мы можем подтвердить, что при правильно выбранном подходе к поддержке малого бизнеса продажи в регионе растут, может быть не так существенно, как при реализации программ Минпромторга, но растут.

— Об экономических тревогах в последнее время сказано много. Но что внушает в нашей ситуации оптимизм?

— Во-первых, реакция Банка России на события весны дает надежду, что фондирование лизинговых компаний не станет существенно дороже. В силу этого лизинговая отрасль демонстрирует лояльность по отношению к клиентам. Мы, например, всего лишь незначительно увеличили аванс для «коробочных» решений. То есть, доступ малого и среднего бизнеса к финансированию, по сути, не ограничен. Сейчас ждем, когда дилеры восстановят свою работу. В большинстве регионов это уже произошло, на очереди — Москва и Санкт-Петербург. В апреле стало известно, что автоконцерны Европы возобновили свою деятельность. Так что, после восстановления производственного цикла и цикла поставок, лизинговая отрасль к осени сможет вернуться к полноценной деятельности.




 



Комментарии:

Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь