Эх, залоги...

4 131
30 апреля 2013

Короткий день, новостное затишье… Увидела, что ВАС опубликовал повестку ближайшего заседания президиума, назначенного на 14 мая. С радостью обнаружила дела на любимые темы — залог и банкротство. С еще большей радостью обнаружила, что под праздник есть время спокойно ими заняться. Что с праздничным настроением и делаю.

Имеют ли дольщики, заключившие договор по закону № 214-ФЗ, статус залоговых кредиторов в делах о банкротстве застройщиков? Этот вопрос рассматривается в деле N ВАС-13962/12, которое, наверное, имеет все шансы стать хрестоматийным. Залоговое обеспечение требований дольщиков — едва ли не главный «козырь» закона № 214-ФЗ: с момента госрегистрации договора участия в долевом строительстве в залоге у дольщиков находятся права на земельный участок, стройматериалы, объект незавершенного строительства (п.1 ст. 13 закона). Проблемой является реалистичность такого залога и механизм защиты прав дольщиков.

Дольщица оплатила квартиру в строящемся доме в Краснодаре. Застройщик был признан банкротом. Арбитражные суды первой и апелляционной инстанций в Северо-Кавказском округе признали, что денежные требования дольщицы обеспечены залогом имущества должника. Кассация с этим не согласилась: специальные нормы параграфа 7 главы IX закона о банкротстве предусматривают «иные правовые инструменты защиты прав участников строительства», и залог прекращается. Дело по жалобе дольщицы было передано в президиум ВАС.

Коллегия судей пришла к выводу, что по закону № 214-ФЗ «денежное требование участника строительства обеспечивается залогом независимо от оснований расторжения договора долевого участия». В делах о банкротстве дольщики должны сохранить права залогодержателей, несмотря на то, что закон о банкротстве позволяет дольщикам (в отличие от обычных залоговых кредиторов) участвовать в собрании. Таким образом, судьи ВАС констатировали наличие у дольщиков прав залоговых кредиторов.

Следующий абзац определения, впрочем, почти перечеркнул этот вывод. Речь зашла о «конкретном залоговом имуществе», которое должно было бы обеспечить требование дольщицы. Суды первой и апелляционной инстанций, по мнению судей ВАС, конкретное имущество не установили. В связи с этим, резюмировала коллегия, вывод об обеспеченности требования залогом «не основан на фактических обстоятельствах дела».

Произошло, по сути, то, что и должно было произойти: залог есть, поскольку он предусмотрен законом № 214-ФЗ, но залога нет, поскольку выделить в натуре заложенное имущество, обеспечивающее требования каждого дольщика в отдельности, крайне затруднительно.

В определении подробно рассматривается вопрос о судьбе процентов, причитающихся дольщице в качестве санкции за неисполнение ее требования. Уплата санкций по закону № 214-ФЗ не менее щедро обеспечивается залогом имущества застройщика. Судьи ВАС указали, что требования по взысканию процентов «подлежат преимущественному удовлетворению по сравнению с необеспеченными», в реестре учитываются отдельно, но удовлетворяются в особом порядке — после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов по требованиям всех кредиторов данной очереди (п. 3 ст. 137 закона о банкротстве). Залоговое обеспечение финансовых санкций, впрочем, выглядит совсем уж теоретическим, если не сказать схоластическим вопросом — хватило бы «залогов» на выплату основной суммы требований дольщиков.

Дела об имуществе, переданном лизингодателем в лизинг и параллельно в залог для обеспечения банковского кредита, в практике ВАС уже встречались (см. постановление президиума от 22 марта 2012 № 16533/11). Президиум признал право лизингодателя передавать имущество в залог, но в случае, если лизингополучатель выкупил это имущество (в том числе путем выплаты всех предусмотренных лизинговых платежей), то залог должен прекратиться. В указанном деле, правда, речь шла о морском судне, имущественные права на которое подлежат госрегистрации. Переход судна в собственность лизингополучателя был зарегистрирован, и оставалось только погасить регистрационную запись об ипотеке судна.

В деле, которое будет рассмотрено 14 мая, речь идет о залоге грузовика, переданного и в лизинг, и в залог Сбербанку (N ВАС-17312/12). Ситуация усложнилась: лизингодатель не погасил кредит, Сбербанк потребовал обращения взыскания на заложенное имущество, лизингополучатель успел выплатить все лизинговые платежи, но по документам грузовик в собственность не получил.

Арбитражные суды трех инстанций в Московском округе обратили взыскание на спорный грузовик. ФАС Московского округа посчитал, что «лизингополучателем не реализовано право на выкуп полученного в лизинг имущества». Лизингополучатель подал надзорную жалобу.

Коллегия судей ВАС, передавая дело в президиум, руководствовалась во многом экономическими аргументами. «Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором и графиком лизинговых платежей, означает реализацию им права на выкуп полученного в лизинг имущества», — говорится в определении. То, что необходимый акт приема-передачи имущества не был подписан, не должно, по мнению судей, «изменять правовую природу данного договора». Судьи также отметили, что после выплаты лизингополучателем всех платежей «стоимостное содержание права кредитора (залогодержателя) на заложенное имущество приравнивается к нулю и вследствие чего не имеет экономического (стоимостного) содержания».

Об экономическом анализе права и его использовании в делах об обеспечении исполнения обязательств неоднократно говорил председатель ВАС Антон Иванов. Экономическим смыслом дел о лизинге и залоге, впрочем, становится выбор потерпевшего: будет это лизингополучатель, заплативший за имущество, или банк, не сумевший взыскать кредит и утративший обеспечение.

Ольга ПЛЕШАНОВА

Источник:  Zakon.ru
Комментарии
Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь или зарегистрируйтесь